История любви Селин Дион

Она не должна была стать мамой, но Селин Дион устроила так, что на свет появился её первенец Рене-Шарль. Сейчас она не может без трепета вспоминать о событиях десятилетней давности, перевернувших её жизнь.

После искусственного оплодотворения в 2000 году Селин Дион забеременела двойняшками. Один эмбрион был извлечен и заморожен в жидком азоте, а из второго на свет появился их сын Рене-Шарль. Прошло восемь лет, и все повторилось: больница, имплантация размороженного эмбриона… Конечно, иногда Селин грустно оттого, что самые важные моменты ее жизни носят не романтический, а клинический характер. Тогда она думает, что события могли пойти совсем по другому сценарию, в котором не было ни ее мужа, ни их сына, ни возможности стать матерью во второй раз…

Это случилось в марте 1999 года. Она и Рене-Анжелиль летели на концерт в Даллас. В самолете Селин прижалась к мужу и заметила у него на шее странную шишку. — Рене, что это? — от врачей, которые следили за ее голосовым аппаратом, о горле и лимфатических узлах Селин знала почти все. — Как только приземлимся, нужно срочно показаться доктору. Из больницы Рене уже не отпустили. После выступления, прямо в концертном костюме Дион прыгнула в машину и помчалась к мужу.

Операцию Рене сделали на следующий день после того, как подтвердился диагноз — рак горла. Дион села на телефон и тоном, не терпящим возражений, перенесла все шоу, уладила вопросы с неустойками, раздала указания музыкантам. А еще, узнав, что их шансы зачать ребенка после курса химиотерапии будут нулевыми, уговорила мужа сдать сперму, чтобы впоследствии ее можно было использовать для искусственного оплодотворения.

Имея трех взрослых детей в первом браке, Рене философски отнесся к предстоящему бесплодию. Перспектива отпустить жену в европейский тур одну беспокоила его гораздо больше. Никогда раньше она не ездила без него — с того самого момента , как закончила восемь классов школы и он забрал ее из родительского гнезда. Дом семьи Дион в канадской деревушке Шарлеман Рене помнит хорошо: 16 человек, живущих на $165 отцовской зарплаты в месяц. Селин, младшая из четырнадцати детей, делила кровать с сестрами, донашивала после них платья и туфли. Когда дети подросли, родители создали семейный ансамбль и зарабатывали на жизнь, гастролируя по Квебеку. Волшебный голос Селин помогал им всем держаться на плаву.

Когда они стали жить вместе, Рене замкнул мир Селин на себе: стал ее богоподобным учителем, нянькой, продюсером, любовником, а потом и супругом. Из-за него она осталась без образования, без привычки читать, без друзей. Сейчас его душу терзал страх: зачем он Селин, после того как она открыла себя настоящую, способную выжить без его помощи?

Гастроли прошли как всегда успешно. Затем Селин легла в клинику искусственного оплодотворения. Результаты тестов на беременность пришли одновременно с анализами Рене. Селин Дион была на вершине счастья: она ждет ребенка, болезнь мужа — в ремиссии.

Когда на свет появился Рене-Шарль, певица полностью погрузилась в радости материнства. Рене все больше боялся потерять обретшую независимость жену. Ему казалось: если вернуть Селин на сцену, он снова будет играть главную роль в ее жизни. Дион упиралась. И Анжелиль начал рыть землю в поисках контракта, перед которым она не сможет устоять.

Эксклюзивные концерты — $100 млн. за четыре с половиной года выступлений — сломили сопротивление звезды. Оставив недостроенный дом во Флориде, семья переехала в Лас-Вегас. Рене тяжело привыкал к тому, что отныне должен все согласовывать с Селин. Пытаясь расслабиться и забыться, незаметно пристрастился к азартным играм. Он ежедневно просаживал крупные суммы за покерным столом, а потом, чувствуя вину, осыпал жену подарками.

Когда Селин Дион увидела, как муж учит покеру Рене-Шарля, она поняла: семью из Бегала нужно срочно увозить. Анжелиль по-прежнему первый и единственный мужчина в ее жизни, но на этот раз решение примет только она. Контракт заканчивается, и для восстановления супружеской гармонии самое время вернуться к вопросу об очередном пополнении семейства.

…Сидя в гостиной своего дома во Флориде, Селин и Рене в напряжении ожидали звонка от врача.

— Селин, прости меня за… Вегас, — произнес Анжелиль. — Я хотел найти отдушину, чтобы перестать думать о том, что теперь не нужен тебе…

— Ты что, сошел с ума? Я счастлива с тобой! — жена обняла шею супруга руками. — Именно ты сделал меня такой, какой я есть сейчас.

Телефон разразился звонкой трелью. Первым к нему успел Рене.

— Срок в данный момент очень маленький, — произнес врач. — Но Селин — вполне здоровая женщина, поэтому никаких осложнений не будет. Когда мы встретимся вновь, надеюсь услышать, как бьется сердечко малыша.

От чувств, которые ее переполняли, Селин Дион не могла произнести ни слова. Да и что тут скажешь? Это было счастье, которое они заслужили…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *